talifa88 (talifa88) wrote,
talifa88
talifa88

Categories:

«Стрелять-то нечем … как она может убить Оно?»: взяв его на понт >:^j

Почему Неудачливым удалось сначала тяжело ранить, а потом и убить Пеннивайза:

«Бен объяснил. Они расплавят один из его серебряных долларов и отольют два серебряных шарика ... Потом, если под домом 29 по Нейболт-стрит действительно обитает оборотень, Беверли пустит шарик в голову Оно из «Яблочка», рогатки Билла. И прощай, оборотень. А если они правы в том, что это одно существо со многими мордами, тогда – прощай, Оно.

Вероятно, на лице Эдди отразилось крайнее изумление, потому что Ричи рассмеялся и кивнул:

– Я тебя понимаю, чел. Я тоже подумал, что у Билла поехала крыша, когда он начал говорить о том, чтобы воспользоваться рогаткой вместо пистолета его отца. Но сегодня днем… мы пошли на свалку. Билл прихватил «Яблочко». И посмотри. – Из заднего кармана Ричи достал сплющенную банку … Посередине зияла рваная дыра диаметром примерно в два дюйма. – Беверли проделала ее камнем, с двадцати футов»,

«– Пристрели его, Беверли! – вновь крикнул Ричи.

– Бип-бип, Ричи, – услышала она собственный голос, донесшийся с расстояния тысячи миль. Голова Оборотня внезапно появилась в «вилке». Она прищурила глаз поверх пяты и отпустила ее. Дрожь в руках исчезла полностью. Она выстрелила плавно и естественно, как стреляла по банкам на свалке в тот день, когда они определяли, кто из них самый меткий …

Крик Оно – почти человеческий крик удивления, боли, страха и ярости – едва не оглушил их. У Бена от этого крика зазвенело в ушах …

Билл и Бев двинулись на Оборотня, а за их спинами пронзительно закричал Ричи:

– Выстрели в Оно снова, Бев! Убей!
– Убей Оно! – крикнул Майк.
– Да, убей Оно! – поддержал его Эдди.
– Убей! – крикнул Билл, его рот изогнулся в дрожащую дугу. Волосы усыпала желтовато-белая пыль штукатурки. – Убей Оно, Бев! Не дай уйти!

«Стрелять-то нечем, – бессвязно подумал Бен, – кругляшей не осталось. Что вы такое говорите, как она может убить Оно?» Но он посмотрел на Беверли и понял ... Она вновь растянула резинку. Пальцы сжимали пяту, скрывая, что в ней пустота.

– Убей Оно! – крикнул Бен …
Зеленоватые глаза Оборотня перебегали с одного на другого, теперь помимо боли в них читалась и неуверенность …
Билл Денбро улыбнулся. Мягкой, обаятельной улыбкой… но глаз она не коснулась.
– Не следовало тебе начинать с моего брата, – сказал он. – Отправь этого ублюдка в ад, Беверли.

Неопределенность исчезла из глаз чудовища – Оно поверило … Оно ушло»,

«Потом… эти дети.
Что-то новое.
Впервые за вечность.

Когда Оно ворвалось в дом на Нейболт-стрит с тем, чтобы убить их всех, ощущая смутную неуверенность из-за того, что еще не сделало этого (и, конечно же, неуверенность уже сама по себе была для Оно внове), случилось нечто совершенно неожиданное, нечто абсолютно немыслимое, и речь шла о боли, боли, невероятной, ревущей боли, которая растекалась по всей форме, которую приняло Оно, и на мгновение возник даже страх, потому что … все живое должно подчиняться законам формы, которую оно принимает. Впервые Оно осознало, что способность менять форму имеет не только плюсы, но и минусы. Никогда раньше Оно не испытывало боли, никогда раньше не испытывало страха, и на мгновение подумало, что может умереть …

Смутно Оно понимало, что эти детки каким-то образом обратили против Оно его же оружие … объединив семь чрезвычайно впечатлительных разумов, тем самым подвергнув Оно серьезной опасности. Поодиночке любой из них стал бы едой и питьем для Оно, и, если бы они не собрались вместе, Оно, конечно же, отыскало бы их одного за другим: богатое воображение каждого привлекло бы Оно точно так же, как льва влечет к водопою запах зебры. Но вместе они раскрыли тревожащий секрет, о котором Оно не имело ни малейшего понятия: у веры есть оборотная сторона. Если десять тысяч средневековых крестьян могут создать вампиров, веря в их существование, то может найтись один человек, – возможно, ребенок, – который представит себе, что для убийства вампира требуется осиновый кол. Но кол – это всего лишь безобидная деревяшка; вера – дубина, которая вгоняет кол в тело вампира.

И однако, в конце Оно удалось спастись, уйдя в глубину, и вымотанные, охваченные ужасом дети предпочли не преследовать Оно, когда их враг был наиболее уязвим. Предпочли поверить, что Оно мертво или умирает, и вернулись на поверхность»♣.

То бишь, если взять фильм, если б после того, как Беверли вбежала в дом и тяжело ранила Оно, не дав ему убить Билла и Ричи и показав, что Оно не неуязвимо, кому-то еще из них хватило бы духу, уверенности тут же последовать ее примеру, и они вместе сделали бы то, на что решатся гораздо позже, они могли бы убить Оно с первой же попытки. И поэтому в фильме Оно похищает Беверли, а не Билла, – не для того, чтобы заманить их в ловушку, когда они рванут спасать «деву в беде», а как самую опасную, уверенную в возможной победе из них, по этой же причине:

«…и когда … их драгоценный Большой Билл умрет, остальные станут легкой добычей»♣.

Чтобы, схватив самую храбрую из них, уничтожить их веру в то, что победа возможна, и заставить сложить оружие.

♣Оно. Стивен Кинг. Пер. с англ. В. А. Вебера. – Москва: Издательство АСТ, 2017.

К слову, первая часть «Оно» с Софией Лиллис в роли Беверли несравненно лучше книги, так что, если вы это кино любите, книга может расстроить вас.
Tags: Беверли и Пеннивайз, смерть и бессмертие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments