April 2nd, 2020

Впечатлительная

У Баньи и так было достаточно причин быть духом-хранителем Ли Со-Юн, а не стать ей врагом

Банья и Ли Со-Юн – главные герой и героиня манхвы «Девятихвостый тысячелетней выдержки» (https://fanfox.net/manga/a_thousand_years_ninetails/).

Банья (он же Баник в этом переводе: https://readmanga.me/a_thousand_years_ninetails) – дух-лис, которому уже 1050 лет и который уже 1000 лет вынужден служить одной семье медиумов и медиумок, чтобы загладить свои грехи перед людьми и, духовно очистившись, получить возможность сделать карьеру в своем, духовном, мире. Ли Со-Юн – 16-летняя школьница с огромной духовной силой, которая вместе с ним и с бабушкой-гадалкой живет в крутом доме за крутым лесом на вершине Горы Духов.

По сюжету в какой-то момент Банья должен узнать, как Ли Со-Юн связана с мужчиной, о мести которому он мечтал всю эту 1000 лет, который заколдовал его, сделав зависимым от людей. И может импульсивно прийти к неверному заключению, что Ли Со-Юн его обманывала, точнее сказать, что она – реинкарнация его врага, который все эти годы морочил ему голову, пытался привязать к себе, использовав Со-Юн как ширму, чтобы у Баньи не поднялась рука убить его. И что Банья может попытаться убить его, убив Ли Со-Юн.

И вот духовный мир, который в теме, такой: «Q^Q Как же поступит Банья, которому мы все пока не расскажем (впереди еще столько глав!) и который вечность будет жалеть, если совершит это убийство, когда узнает от нас всю правду?»

Ну, причин притормозить и узнать как можно больше прежде, чем что-то предпринимать, у скорого на расправу с врагами Баньи с его дурной привычкой перебивать и грубить даже тем, кто намного сильнее его и хочет ему помочь, и так было достаточно.

Во-первых, он платонически любит Су Ён, маму Ли Со-Юн, которая стала первым человеком в своей семье, кто отказалась от возможности использовать его, ушла из дома и кто в целом изменила его отношение к людям в лучшую сторону. Поэтому в какой-то момент он сам предложил ей то, от чего она отказалась, хоть и знала, что богам не понравится ее нежелание использовать свой духовный талант. Сам предложил ей все-таки стать медиумкой и сделать его своим духом-хранителем, у которого будет больше возможностей вовремя ее защищать, чем без этого. Потому что переживал за нее. Часто навещал, проверяя, как у нее идут дела. И то, что его не было рядом с Су Ён, когда она умирала почти сразу после родов, это было ее решение – она обманом заставила его в тот день оказаться подальше от нее (зачем – отдельная история).

Во-вторых, когда Су Ён после смерти осталась тут, в нашем мире, в качестве привидения (не объяснив ни ему, ни – позже – дочке, в чем она хочет убедиться, прежде чем переселится в другую реальность), Банья пообещал ей, что будет защищать Ли Со-Юн.

В-третьих, обещание это было выполнить тем проще, что Со-Юн унаследовала отношение своей мамы к Банье – и (под ее влиянием) стала вторым человеком, кто отказалась от такой духовной карьеры, что могла ударить по нему. [Со-Юн с пеленок может видеть духов – и в том числе свою маму, общение с которой ограничивается тем, что та хочет, готова рассказать, объяснить ей.]

В-четвертых, Банья по характеру таков, что долго-долго присматривается к кому-то, прежде чем впустить его или ее в свою жизнь, но если его все в целом устраивает и он делает это, то сильно привязывается к ним. И Ли Со-Юн и так уже почти стала таким человеком. Если бы другие духовные создания развеяли сомнения Баньи, доказав ему, что привязываться к людям не так уж и опасно и плохо, как он полагал под влиянием своей мамы… Получилась бы классная история о годных платонических отношениях между тинэйджеркой с огромным духовным потенциалом и ее духом-хранителем. О том, как они вместе придумали, как использовать ее талант так, чтобы это не повредило ему, и как дальше тусили и в духовном мире, и в нашем, влияя и на первый, и на второй. Комедия о такой вот необычной, но крепкой семье – бабушка, ее внучка-школьница и охраняющий их дух-лис, который за 16 лет прошел путь от «Ооох… Ну ОК, обещание есть обещание: так, иди сюда, мелкая, твоя мама поручила мне присматривать за тобой» до «15 часов, урррааа! Ли Со-Юн вот-вот вернется из школы! ^_^»:




(из русского и английского переводов по ссылкам выше).

Может в XXI веке хотя бы один хотя бы выдуманный персонаж искренне платонически привязаться хотя бы к одной героине? Чтобы у всамделишных детенышей была перед глазами хотя бы одна такая здоровая ролевая модель? Тем более что у него для этого достаточно причин уже?

Нет, ну разумеется – нет! У нас ведь все еще слишком мало книг, фильмов, манг, манхв с гребаной токсичной романтикой! Так что – та-дам! – НЕОБЫЧНЫЙ поворот: Банья и Ли Со-Юн влюбляются друг в подругу и подруга в друга.

Q^Q Нет, я понимаю, что они не только не родные по крови, они вообще совершенно разные виды представляют. И в том, что касается романтики, Банья от Ли Со-Юн ушел не так уж и далеко. В смысле (как и она) – впервые в жизни влюбился и не знает, что с этим делать. И в силу этой своей наивности, характера в целом и уже существующего отношения к ребенке (а он сам именно так Ли Со-Юн и называет) на хитрожопые трюки и преступления всамделишных педофилов, способные разрушить только формирующуюся личность, он не способен. Но…

Но.

Во-первых, на фоне того, сколько в реальности мудаков, охотящихся на школьниц, на собственных дочерей/сестер/племянниц, это выглядит все равно не очень – особенно учитывая, что он нянчил ее. И что ей всего 16. Ли Со-Юн и по нашим-то меркам совсем зеленая, а по его так и вовсе вчера из колыбельки выбралась. И их знакомые из духовного мира вместо того, чтобы сделать акцент на этом, на том, что Со-Юн далеко не все знает о себе самой, о Банье и о мире в целом и может сильно измениться за ближайшие несколько лет, напоминают им о другом. О том, что, если Банья собирается делать духовную карьеру, ему нужно поставить точку в таких отношениях с Со-Юн прямо сейчас. Потому что, если он останется духом, отказавшись от возможности превратиться в человека, даже если он и она начнут встречаться лет через 5-10, это будет очень плохо для нее. Потому что Банья и через 20 лет, и через 500, и через 1000 будет столь же юным, красивым и полным сил, а Ли Со-Юн останется по-человечески хрупкой, постареет и умрет. Платоническим отношениям это не помеха, особенно если он займет такой высокий пост в духовном мире, что сможет свободно разгуливать по нему и сам, и вместе с Со-Юн. С романтическими посложнее. Так что, раз велика вероятность, что они только омрачат по-человечески короткую жизнь Со-Юн, лучше не начинать их вовсе.

Во-вторых, это прям очередной мужской урок для всех, кто прочитает эту манхву: «Он может пощадить ее, помочь ей лишь в том случае, если захочет ее себе – и на достаточно долгий срок. Он же не Бэтмен, чтобы бесплатно что-то делать для нее. И нет ничего другого, что способно связывать ее и его столь же крепко – кем бы она и он ни были». Это заклинание, наверно, скоро начнут и на туалетной бумаге печатать. Чтобы уж точно никто не сомневалась и не сомневался, что какие угодно платонические отношения между мужчинами и женщинами невозможны от природы.

И в-третьих – «влюбленность» Ли Со-Юн появляется после того, как она узнает, что Банья может в скором времени исчезнуть из ее жизни. А он и ее бабушка – единственные, на кого она привыкла полагаться. А она в том возрасте, когда возможность положиться на кого-то, кто всегда поможет, вовремя задать какой-то вопрос и получить годный совет особенно важны. Она испугалась. Плюс урок выше, который вынуждены проходить все. Плюс давление нашего мира «Тебе уже 16 – тебе уже ДОЛЖЕН кто-то нравиться! А ну быстро отчитайся, кто он?». И вот даже если Банья решит ради нее стать человеком, каково ей будет через несколько лет понять, что от этой ее «влюбленности» ни следа не осталось? Как ни крути, для здоровой романтики слишком рано.

Что ж. Половина глав еще не переведена на английский, еще есть шанс, что все закончится хорошо. Но историю, которая могла бы стать круче похожей истории демона Фасса и врачини не-людей Греты из «Странной практики» (https://talifa88.livejournal.com/766068.html), я уже точно не увижу.
Музыка

«Will You Be There For Me»: песня Krypteria, которая бы пригодилась Ли Со-Юн

Объяснил бы ей вовремя Банья, что вот так резко, как она боялась, он, который вместе с ее бабушкой вся ее семья, из ее жизни не исчезнет, и у него, и у нее совершенно не нужных проблем, тревог было бы меньше (https://talifa88.livejournal.com/766818.html). Поскольку он намного-намного старше, чем она, это ЕГО обязанность – разрулить ситуацию так, чтобы это было максимально полезно и максимально безболезненно для Со-Юн.



= «Ты будешь рядом со мной – или уйдешь, когда это все рухнет? Ты останешься со мной до конца – или я обнаружу, что тебя нигде не найти? Ты спасешь мне жизнь – или нарушишь свое обещание, которое дал однажды? Скажи, ты позаботишься обо мне до конца – или оставишь меня там под дождем?

До сих пор все было замечательно, но мне нужно знать одну вещь.

Куда ты идешь? Ты будешь рядом со мной – достаточно близко, чтобы спасти меня и высушить мои слезы?
Куда ты идешь? Ты будешь рядом со мной, ты будешь здесь? Мне нужно, чтобы ты был откровенным со мной.
Куда ты идешь? Ты можешь никогда не узнать, как много это значит для меня.
Ты будешь рядом со мной?
Куда ты идешь?

Ты поднимешь меня снова – или толкнешь лицом в грязь навсегда? Ты будешь придерживаться того, что сказал, или скажешь мне: «Девочка, ты меня неправильно поняла». Ты останешься рядом со мной – или тебе наплевать на то, как я себя чувствую? Скажи, ты позаботишься обо мне до конца – или тебя не волнуют мои потребности?

До сих пор все было замечательно, но мне нужно знать одну вещь.

Куда ты идешь? Ты будешь рядом со мной – достаточно близко, чтобы спасти меня и высушить мои слезы?
Куда ты идешь? Ты будешь рядом со мной, ты будешь здесь? Мне нужно, чтобы ты был откровенным со мной.
Куда ты идешь? Ты можешь никогда не узнать, как много это значит для меня.
Ты будешь рядом со мной?
Куда ты идешь?

Куда ты идешь? Ты будешь рядом со мной – достаточно близко, чтобы спасти меня и высушить мои слезы?
Куда ты идешь? Ты будешь рядом со мной, ты будешь здесь? Ты должен быть откровенным со мной.
Куда ты идешь? Ты можешь никогда не узнать, как много это значит для меня.

Ты будешь рядом со мной?
Куда ты идешь?
Ты можешь никогда не узнать, как много это значит для меня.
Ты будешь рядом со мной?»
(https://genius.com/Krypteria-will-you-be-there-for-me-lyrics).
Цирк

Когда он вздыхает: «Мужчин тоже угнетают – детей при разводе не отдают Y_Y»

М-да, несправедливо как-то:

«Всякий раз, когда речь заходит о дискриминации женщин, в обсуждении обязательно появляется мужчина со словами «Феминистки, если вы за равные права, защитите мои, меня угнетают!». У подвергающихся гонениям два «козыря» — армия и судебная практика, оставляющая детей при разводе с матерью. И если с армией мужчины пусть разбираются сами (они же ее придумали — вот пусть между собой и решают), то во втором вопросе я бы за них вписалась.

Я бы ходила на митинги, проносила транспаранты в музеи и храмы, избиралась бы в депутатки. Еще лучше — в президентки. И первым бы своим указом постановила: при разводе дети остаются с отцом. В ста процентах случаев. Даже если ребенку месяц от роду — все равно с отцом. Нет, даже если он не родился еще — как родится, выдавать мужику. Вторым указом я бы изъяла пару миллиардов из военного бюджета и закачала бы их в ювенальную юстицию, чтобы отцы не оставались без присмотра. Третьим – ввела бы уголовные наказания за ненадлежащий уход за детьми. (Еще важный момент: если не женаты — ребенка чтобы тоже отцу отдавали. Принудительный тест ДНК — а потом торжественное вручение младенца. Сдается мне, мужчины сразу и презервативы полюбят, и вообще в контрацепции прокачаются. И противников абортов резко убавится.)
И вот что я вам скажу. Мне кажется, что лет десять-пятнадцать действия этого закона — и решилась бы большая часть проблем, которые сейчас находятся в поле зрения феминисток.

Начнем с дискриминации в оплате труда и стеклянного потолка. Присылает мужчина резюме, а ему сразу отказывают. Он такой: «Почему, за что?» А ему отвечают: «Да вы ж женаты. Еще ребенка заведете, а потом разведетесь, и начнется — то больничный, то утренник. И вообще мы не любим работников, которые по часам уходят. Насмотрелись уже. Возьмем лучше женщину какую, они работают лучше, а должность хорошая, ради нее многие и развестись не против». (Ладно, шучу. Просто бы сравнялась ситуация, разводов в семьях с детьми немногим меньше числа женщин в декрете, так что для работодателя пол сотрудника перестанет иметь значение.)

И дома сразу все по-другому. Есть ребенок — уже жене разводом не пригрозишь. Никаких уже криков: «Я вас кормлю!» Ибо чуть что — и уже кормишь ребенка в буквальном смысле этого слова. Из бутылочки. Ночью. Шесть раз. Открываешь для себя, что ребенок только ест сам. А срыгнуть там или пропукаться — это уже изволь обеспечить. Хотя вообще с младенцем в целом терпимо. Вполне можно найти пять часов на сон в сутки — просто не подряд.

На работе, понятно, декрет дают — куда они денутся. Платят белую зарплату. Жена алименты платит — тоже с белой. Тыща шестьсот по регионам, четыре тысячи в Москве и в Питере. Но мужчины тут недавно уже доходчиво объясняли, что ребенку на сосисочки и лекарства больше и не надо, так что у них уже явно есть план, как шиковать-жуковать на эти деньги.

Никаких больше гулянок и друзей. То есть можно, конечно. Если как следует попросить жену, она посидит. Или маму. В восемь уже звонят: «Ты там где? Договаривались на полдевятого. Нет, не на девять. Не приедешь — больше сидеть с ребенком не буду». И друзьям уже с тобой как-то не того. Не пьешь, уходишь в восемь. Говоришь о памперсах и присыпках. Ты бы рад, конечно, про новый роман Паланика, но последнее, что ты читал, — сравнительный тест развивающих ковриков.

Да, про быт много нового мужчины узнают. Что мультиварка варит, конечно, но не режет, и сама себя не собирает, не разбирает и не моет. И продуктов не покупает. Много чего не делает мультиварка. И стиральная машинка тоже только стирает. И да, гладить носки — это не роскошь. Глаженые носки ребенок надевает быстрее.

Если мужчины будут жаловаться, то им все хором рассказывают, что бабки-то наши по шесть детей рожали и стирали в проруби, а они с одним не справляются. При живой-то мультиварке. И ювенальная юстиция проходится вдоль окон ненавязчиво: все ли хорошо? Накормлен ли ребенок, помыт? Ибо это бабки-то наши бросали их жрать грязь с пола, и выживал из десяти один. А сейчас это очень даже уголовка.

Потом, стало быть, мужчина выходит из декрета работать. И внезапно выясняется, что он отстал! Все его навыки за три года покрылись пылью и плесенью! И ему надо не просто работать, а нагонять. Но при этом уходить по часам, потому что ребенка из садика забирать. Няни, кстати, тоже имеют обыкновение работать до определенного часа (это если на няню хватает). А на работе смотрят косо: на совещаниях не сидишь, в дедлайнах не участвуешь, опять же, то корь, то свинка, то утренник в детском саду. И вообще ты странный генетический феномен: вроде же известно, что мужчины эффективнее женщин по природе своей, а тут чо-то вроде с яйцами, но какой-то ленивый и немотивированный, переработки не любит. То ли дело бабы — сидят себе хоть до полуночи. Разведенкам-то не надо домой к детям бежать. Работают, профессионально растут. Не то, что детные мужики.

Большинство мужчин уверены, что ребенок — это ерунда, дело житейское. Привести из садика, каши в тарелку ляпнуть, за поделку из пластилина похвалить — и спи-отдыхай весь вечер после работы. Их ждет много приятных сюрпризов. Они должны знать, что детей надо учить всему. На горшок ходить. Одеваться. Ложку держать. Маленькие дети оставляют за собой бесконечный бардак: пока вы убираете одно, они раскидывают, рассыпают и размазывают другое. Дети не делают сами уроки — даже если они все поняли, надо сидеть рядом, просто потому, что у них не развита функция планирования, им сложно сосредоточиться. Да, кстати, во что одеться утром, дети тоже не планируют. И кашу на завтрак и на ужин придется приготовить. И посуду помыть. И ребенка. Поэтому то, что начинается после работы, — это не отдых. Это счастье! Счастье отцовства и общения с ребенком. Непрерывное, лет на 10-15. Я почти плачу, думая о том, как мужчин при разводе его лишают. Рыдаю и режу простыню на транспарант.

А вот болезни детей, конечно, это неприятно. С ними нельзя договориться. Им нельзя объяснить, что вот сейчас надо открыть рот, чтобы тетя туда полезла с этим адским жужжащим устройством. Только недавно стоматологи начали кампанию за общий наркоз. До этого скручивали и держали — вы когда-нибудь пробовали восстановить хорошие отношения с человеком, которого привели туда, где его привязали и сделали больно? Дети отбиваются от промывания носа. Они отказываются делать ингаляции. Если вам понадобится сдавать кровь из вены, вы застрянете в поликлинике на час больше, чем планировали, и, вероятно, очередь попытается вас линчевать, потому что она тоже задержалась на час …

На самом деле список того, что мужчины узнают о детях, можно продолжать бесконечно. Любая френдесса с ребенком мне еще десяток пунктов накидает — это мне сложно, у меня детей нет.

Вернемся к позитивным отношениям в обществе ... как только мужчины оценят сложность родительства, начнется настоящая битва титанов по его защите: уже между мужчинами и мужчинами. Поверьте, объединившись с женщинами, мужики порвут немногочисленных оставшихся мужиков в лице работодателей и чиновников на британский флаг. Сразу будут и льготы, и адекватные пособия, и развитые системы дошкольных учреждений, и трудовой стаж за родительство. Тем более я как президентка поддержу.

Женщинам от всего этого будет прекрасно. Они будут воскресными мамами: в аквапарк сходить, грамотой восхититься, на бывшего наехать, требуя отчета за тыщу шестьсот — не прокутил ли в казино, на ребенка ж давала! А все скандалы, ссоры, принуждения к урокам, уколы, ремень от усталости и безысходности, внезапный запрет ходить на футбол — это все от папы. Образ мамы же светел и ничем не омрачен.

Тут некоторые могут усомниться, такое ли уж благо мой закон для мужчин. Уверенно отвечаю — еще какое! Во-первых, они сами просили и говорили про дискредитацию. (Кто мы, чтобы обвинить их в неискренности.) Во-вторых, СТАКАН ВОДЫ! Растя ребенка, мужчина обеспечивает себе этот самый стакан, по надежности превосходящий банковские счета, недвижимость и прочие материальные блага. Банк может лопнуть, недвижимость — сгореть, и только дети неизменно доживают до зрелости и поддерживают своих престарелых родителей словом, делом и деньгами. Так что мой пакет законопроектов со всех сторон прекрасен и нуждается в скорейшем воплощении.
От него наступят мир и благолепие.

Одно но. Если я издам такой указ, меня уже на следующий день вздернет на ближайшем столбе разнополая толпа. Мужчины ни за что не захотят нести ответственность за детей. Женщины начнут убивать, представив, что их дети окажутся полностью на попечении отцов. Всеблагой Один, я даже крысу бывшему побоялась оставить — а тут дети.

Так что погожу я вписываться за дискриминируемых мужчин. Хотя бы до момента, пока отец, на две недели оставшийся один со своими детьми, не будет считать это поводом для статьи о том, как он пережил это нелегкое, но забавное приключение» (https://vk.com/wall-57529824_294577).