December 31st, 2018

Any different

«Если я сдохну, она сдохнет тут же!»: она потратила на него более 40 (!) лет...

Вышла сейчас через «Воскресные ссылки» (https://femunity.dreamwidth.org/1372006.html) на такие откровения Боярского:

«Михаил Сергеевич при этом убежден, что жена не смогла бы без него жить.

«Если я сдохну, она сдохнет тут же! Ни секунды не проживет! Вот если наоборот, — не дай бог — ничего бы не изменилось, ну тосковал бы…» — заявил Боярский.

Ларису, что важно, вероятно, не сильно обижают подобные высказывания мужа. По словам женщины, в жизни им ничуть не мешает тот факт, что они не всегда могут достичь взаимопонимания.

«Мы просто любим. И живем параллельно. Вот вам кажется, что эта сахарница красная, а для меня она зеленая. Так же у нас с Мишей: мы совершенно разные люди. Ему кажется, что я такая-рассякая, а мне кажется, что он такой. Но мы не можем друг от друга оторваться… Не знаю, мне он нравится. Он меня все время под себя пытается подмять, а я все еще сопротивляюсь», — рассказала Лариса в интервью ‘Аргументам и фактам’» (https://www.gazeta.ru/culture/2018/12/27/a_12111121.shtml?updated).

Ну, я уже говорила, что пришла к идее, что отказ от любовника/бойфренда/мужа и детей – это не мученичество, а настоящая забота, любовь к себе, без которой невозможно любить по-настоящему кого бы то ни было еще, ЗАДОЛГО до того, как узнала хоть что-то о феминизме. Вот в том числе благодаря таким (здесь надо отдать ему должное, да) честным мужским комментариям. Как услышу/прочитаю что-то подобное, так, каким бы красивым, обаятельным и популярным он ни был, самая сильная симпатия тут же испаряется. Это всегда срабатывает как пощечина.

И нет – это не какая-то там «неуклюже показываемая» любовь. Любящий человек такого никогда не скажет. И уж конечно сделает все возможное, чтобы, если он вдруг умрет раньше, чем она, его любимая не оказалась в таком положении (психологически или финансово – не суть важно), чтоб ей оставалось только «тут же сдохнуть».