December 1st, 2018

Нет

А почему отцу так хочется целовать дочь именно в губы?

Прочитала вчера в новостях:

«Пользователи сети вступились за британского футболиста Дэвида Бекхэма, которого обругали в эфире ток-шоу Good Morning Britain. Многочисленные посты с поддержкой опубликованы в Twitter под хештегом # DavidBeckham.

Ведущий программы Пирс Морган заявил, что ему не нравится последняя фотография в Instagram спортсмена. Его задел снимок, на котором Бекхэм целует свою семилетнюю дочь Харпер в губы. Моргана вывело из себя такое «странное» проявление привязанности футболиста к ребенку.

Некоторые зрители согласились с точкой зрения телеведущего, однако многие принялись защищать Бекхэма. Последние отметили, что противники поцелуев с детьми зря сексуализируют ситуацию. Чтобы поддержать спортсмена, родители начали выкладывать фотографии, на которых они целуют своих сыновей или дочерей в губы.

«Пирс, ваша проблема в том, что никто из ваших родителей не любил вас настолько сильно, чтобы целовать. Будь то в постели или во время проводов в школу. Дэвид Бекхэм является частью глобальной группы под названием… хорошие отцы», «По-моему, это нормально. Если Дэвид Бекхэм вас обидел, то странный — это вы. Я люблю эту девочку больше, чем саму жизнь. И я буду целовать ее, пока она не начнет считать это странным», «Я здесь за Дэвида Бекхэма. Целовать своего ребенка — не преступление, показывать ребенку любовь и привязанность не является преступлением. Мой мальчик — это мой мир, и я буду продолжать целовать его в губы, пока он меня не остановит», — пишут пользователи сети.

Напомним, Дэвид Бекхэм и его супруга Виктория женаты с 1999 года. Помимо дочери пара воспитывает троих сыновей — Бруклина, Ромео и Круза» (https://deti.mail.ru/news/chmoknuvshiy-doch-bekhem-vdohnovil-ottsov-na/).

Что не так?

Почему отцовская любовь должна выражаться именно через поцелуи в губы? Почему не через оплату обучения каким-нибудь боевым навыкам и проводы/встречу любимой дочери на занятия/с занятий, скажем? Где отдельная площадка в том же «Твиттере», где любящие отцы публикуют, как они готовят своим дочуркам всякие вкусняшки, и делятся рецептами друг с другом? Или как они своим любимым дочерям-тинейджеркам покупают прокладки и тампоны по дороге с работы домой, показывая, что менструация – это не «грязный женский секрет» и что никто не должна прятать «женские штучки» от нежных мужских глаз? И чтобы это защищалось, лайкалось большинством мужчин так же страстно, как и «право» отца целовать свою дочь в губы.

Если это станет нормой, как ребенке доказать, что отец в какой-то момент перешел грань и целует ее теперь совсем-совсем не по-отцовски, чтоб вовремя получить помощь? Как это доказать? Кто ей поверит?

Если он «ничего такого плохого» не хочет, но девочке все равно поцелуи в губы не нравятся, а нравится, когда он ее обнимает, кто заступится за нее, когда он будет картинно обижаться и требовать, чтобы она либо принимала его «любовь» в такой форме, либо он вообще до нее дотрагиваться не будет, а их домашние и общество тем временем станут скандировать: «Тебе жалко, что ли? Это ж твой отец/отчим!!!»

Чем плохи, недостаточны поцелуи в щеку/в макушку/в лоб (это, знаете ли, нужно не только покойным) и обнимашки?

Если это всего лишь такое вот выражение любви, особой симпатии безо всякого сексуального подтекста, сможет ли такой отец на работе при всех чмокнуть в губы любимого босса-бугая в благодарность за что-нибудь?

Ну и, конечно, надо учитывать, в каком мире мы живем.

Мужчины требуют от женщин, чтобы они в 30-40 лет выглядели, по сути, на 9-15. Вы когда-нибудь задумывались, почему? Если нет – приглашаю вас прочитать эту http://stoprape.ru/pedophilic-culture/ статью.

Отцы и отчимы, которых уже поймали на насилии в отношении девочек и тинейджерок, когда их ловят на лжи, сдаются и говорят, что выбрали именно их, потому как на них проще и удобнее всего охотиться, используя ту власть, какая есть сейчас у любого отца/отчима, и не выходя из дома (http://womenation.org/rich-snowdone-working-with-abusers/). [То же самое можно услышать от мужчин, из-за которых женщинам приходится увольняться со вкусной должности: «Ну, она, может, и не красотка, но вот здесь, рядом со мной. Охотиться на нее в офисе/на заводе намного приятнее, чем флиртовать с бабой, что сама ко мне клеится. Не после же работы мне искать, кого бы трахнуть, ты чо! Вот, совмещаю приятное с полезным за счет своего босса ;)))))))».] И если вы думаете, что в этом виноваты только тырнеты и зомбоящики, соблазняющие мужчин на такие преступления, я вам отвечу, что, скажем:

*в наших краях в «конце XIX века подавляющая часть дел об изнасилованиях женщин и детей в крестьянской среде оканчивалась примирением сторон на сельском сходе: насильник обычно платил какую-то сумму или отрабатывал в семье жертвы. В начале ХХ века дела о насилии в деревне перешли в уголовные суды, и крестьяне – особенно за растление детей – стали получать уже реальные сроки» (https://vk.com/wall-78564229_13476),

*в Великобритании в «1880 году Батлер обратила свое внимание на вопрос детской проституции и сыграла решающую роль в кампании, которая увеличила возраст согласия с 12 до 16 лет, чтобы защитить девочек от сексуального насилия. Она помогла раскрыть скандальные подробности о торговле детьми между Бельгией и Британией, а также торговле несовершеннолетними девственницами на улицах Лондона» (https://femunity.livejournal.com/710266.html).

Или вот из недавнего – очень показательный пост Екатерины Поповой о домогательствах мужчин к детям: «Не так уж и часто мужчины «путают» детей со взрослыми женщинами, потому что оценивают возраст по размеру груди. Для многих рассказчиц, приславших мне свои истории, домогательства начались не в 16, а в шесть лет. И к большинству домогались не незнакомые маргиналы, а друзья семьи, учителя, братья и отцы» (это из колонки в «Космо», в какую поместилось не все: https://www.cosmo.ru/lifestyle/society/belki-i-medvedi-ekaterina-popova-o-pedofilah/ ; пост на ту же тему см. здесь: https://vk.com/wall21632711_11034).

Я уже говорила, что еще в школьные годы перестала обнимать одного своего родственника своего отца и запретила ему обнимать меня после того, как он однажды сделал это так, как мне совсем не понравилось, учитывая разговоры домашних, которые были в теме, что он относится ко мне лучше, чем они, только потому, что хочет меня. А я и сама тогда думала, что то, как он ревнует меня ко всему и ко всем, странно, обидно и страшно. Они спрашивали у него, не спим ли мы уже вместе, когда остаемся вдвоем. Называли нас «любовниками». Завидовали моей возможной «власти» над ним. А отец что? Не сказал и не сделал ничего такого, что могло бы убедить меня, что мне совершенно нечего бояться. Но под лозунгом «Я ж твой отец!!! Я имею право обнять собственную дочь!» больше меня не трогал. Без понятия, что у него было на уме на самом деле. Но даже думать о том, что тебя может хотеть собственный отец, звездец как отвратительно. Мне до сих пор противно прикасаться к нему. Нет, на мое отношение к другим мужчинам именно это не повлияло. Да, боюсь, если б отцовские поцелуи в губы были нормой, когда я была маленькой, это очень плохо повлияло бы на него.
Музыка

Музыка настроения: песня «Scavenger» Эмили

Первые два раза, что я ее слушала, она мне понравилась не сильнее многих других, а на днях послушала в 3-й – и залипла.

Как объяснила в этом http://theseventhhex.com/post/62423201369/emilie-autumn-interview интервью Эмили, строчка из нее «Я падальщик – и я заберу все, что меня интересует; ничего личного: у всех нас есть рты, которые нужно кормить» о расхитителях могил XIX века. Эти мужчины находили свежие могилы, выкапывали трупы и потом продавали их (либо целиком, либо по частям) медицинскому сообществу, какое использовало их для экспериментов и обучения. Делать то же самое легально тогда было невозможно, поскольку это противоречило христианскому представлению о том, как надо поступать с телами умерших людей. Но когда такой падальщик появлялся с целым трупом/головой/сердцем/рукой, находился доктор, который с удовольствием покупал у него его/ее. Эта подпольная торговля была настолько бойкой, что из-за большого спроса падальщики в какой-то момент перестали ждать появления новых могил и начали убивать. Доктора расплачивались с ними у черного входа, не спрашивая ни о чем и прекрасно зная, что по улицам разгуливает много людей, которых никто не будет искать, если они внезапно исчезнут.

Кейтлин Даути в своей книге поднимает ту же тему:

«Художник эпохи Возрождения Андреас Везалий, расстроенный тем, что студенты-медики изучали человеческую анатомию по трупам собак, втайне воровал тела преступников из виселиц. Только в XVIII-XIX веках в учебных заведениях, где занимались подготовкой хирургов, начали регулярно проводить анатомирование человеческих тел. Спрос на тела был так велик, что профессорам приходилось раскапывать свежие могилы и воровать трупы. Или, подобно Уильяму Берку и Уильяму Хэру из Шотландии XIX века, убивать живых людей (целых 16 серий убийств) и продавать их тела для последующего анатомирования»*.

И еще в этой песне есть строчки из другой: «К этому времени я уже должна была быть дома... Кто-нибудь придет за мной» (https://talifa88.livejournal.com/491976.html). Если вспомнить, что доктор Стокилл сам торговал трупами и частями трупов замученных им тинейджерок и женщин, которых в какой-то момент стало так много, что ему пришлось начать сжигать их (https://talifa88.livejournal.com/492715.html), можно подумать, что он сотрудничал с таким падальщиком, чтобы самому слишком часто на этом черном рынке не светиться, привлекая к себе ненужное внимание.



= «Я падальщик – и я заберу все, что меня интересует; ничего личного: у всех нас есть рты, которые нужно кормить. Предложение и спрос, предложение и спрос.

Я падальщик, расхититель могил. Да, я люблю свою работу, я – перфекционист. Предложение и спрос. Предложение и спрос.

То, что для одного человека мусор, для другого – сокровище. Деньги одного человека покупают удовольствие для другого.

Я буду грабить колыбели. И я буду грабить могилы. Это всего лишь торговля людьми. И я всего лишь раб медицинского сообщества. Его представители дали мне старт. Они покупают трупы по частям, так что я добавлю сердце.

Я падальщик. Стервятник, если угодно. И если цена правильная, я не против и убить. Предложение и спрос, предложение и спрос.

Я падальщик. И пока ты разлагаешься, мое время истекает, а мой азарт растет. Предложение и спрос, предложение и спрос.

Но ты, конечно же, понимаешь, что я пришел не за твоими бриллиантами? И все же я заберу их. Не возражаешь? Тебе они уже не пригодятся. Я здесь не ради твоих поцелуев. Но я заберу их. К чему нам терять их впустую? Почему бы мне не попробовать их? Всегда есть одна дверь, которую ты забываешь запереть. И я буду ждать. Всегда есть одна улица, на которой, как ты знаешь, тебе лучше не появляться. И я буду ждать. Твои близкие могут сидеть на твоей могиле, чтобы помешать мне, но я буду ждать. Я буду ждать. Опережать.

Я падальщик, падальщик, падальщик...
К этому времени я уже должна была быть дома... Кто-нибудь придет за мной... К этому времени я уже должна была быть дома...
Предложение и спрос...
Кто-нибудь придет за мной...
Предложение и спрос...
Кто-нибудь придет за мной...
Предложение и спрос, предложение и спрос...»
(https://www.azlyrics.com/lyrics/emilieautumn/scavenger.html).

«...ничего личного: у всех нас есть рты, которые нужно кормить». Как. Же. У. Меня. Подгорает. Каждый. Раз. С. Этой. Темы. Мужская логика, бессмысленная и беспощадная: бездумно, насильно тыкать членом в девочек/тинейджерок/женщин, калеча/убивая их и искусственно создавая «лишних» людей, которые никогда не получат всего необходимого для комфортной жизни и с колыбели и до последнего своего вздоха будут страдать -> лицемерно вздохнув, искусственно создать для одних охотничьи угодья, других записать в жертвы под тем предлогом, что нормальной работы на всех не хватит, людей ведь – как грязи, так что берите, что дают, и не нойте -> запустить этот цикл заново -> гордиться собой.

«Я здесь не ради твоих поцелуев. Но я заберу их. К чему нам терять их впустую?» Слушаю – вспоминаю мужские комментарии к новостям об убитых мужчинами/покончивших с собой тинейджерках и женщинах вроде: «Ух ты, какая красотка! Ее бы еще трахать и трахать, жаль, что умерла, мы б ей вдули ;)))))».

*Когда дым застилает глаза: провокационные истории о своей любимой работе от сотрудника крематория / Кейтлин Даути [пер. с англ. К. В. Банникова]. – Москва: Издательство «Э», 2018.