November 11th, 2018

У нас проблема

Когда прочитала историю бывшей полицейской, давшей отпор начальнику, распустившему руки...

...и подумала, что в Деда Мороза когда-то верила, а вот в то, что полицейские были придуманы и существуют для защиты простых смертных, – нет, потому что я довольно рано убедилась в том, что они рассуждают точно так же, как Дегре:

«– Они хотели изнасиловать меня прямо на столе таверны, – голос Анжелики задрожал.
– И только-то? Они могли сделать и хуже!
– К счастью, Сорбонна выручила меня.
– Я всегда доверял своей собаке.
– Так вы сами послали ее?
– А вы как думали, милочка? ... Поймите меня правильно, мадам. Я – полицейский и не могу связываться с власть имущими. Никто не может остановить их, когда они развлекаются. Так уж заведено, и в принципе, я и служу им... И на помощь я должен был бы спешить к ним, а не к вам!»,

«– Я поклялся шефу полиции, который, в свою очередь, пообещал его величеству, что последних трех имен никогда не узнает парижская чернь. И тем не менее этим утром имя графа де Гиша было дано этим ненасытным парижанам, как пища после голодовки. Король понял, что казнь главного зачинщика еще полдела и что через три дня вся Франция узнает, что его родной брат – убийца! Его величество в бешенстве, он не находит себе места. Но я смог убедить его, что знаю, где находятся эти злополучные памфлеты. Я повторяю вам, мадам, что три последних имени не должны знать в Париже!

– Нет, о них узнают!

– Посмотрим! ... Ваш памфлетист мертв! Его наглость перешла все границы. Он и так достаточно насолил его величеству, и, поверьте мне, король не должен отчитываться за свои поступки перед каким-то оборванцем. Будьте трезвой и разумной, Анжелика, я не хочу вам зла. Король…

– Король, король! У вас на уме только один король! Раньше вы были более гордым, Дегре, я вас не узнаю!

– Гордость – это ошибка молодости, мадам. Прежде чем быть гордым, нужно знать, с кем имеешь дело. Я за того, кто сильней! В данном случае король сильнее, и я служу ему, а значит, за него. И вы, мадам, вы, женщина, обладающая трезвым умом, у которой двое детей на руках, должны покориться сильному»*.

Поэтому я всегда мечтала о том, чтобы получить как-либо возможность защищать тех, кто мне больше всего симпатична, но даже не рассматривала варианты работы в существующих госструктурах. И, как оказалось, не зря:

«Я больше десяти лет проработала в органах и многое успела повидать. Без интима здесь никуда. Особенно, если хочешь продвинуться по карьерной лестнице. Нет, таких вопиющих случаев, как «износ» (изнасилование — профессиональный сленг), я не припомню, потому что девочки всегда соглашались, плакали и соглашались. Думаю, что на самом деле были и изнасилования, просто те женщины молчали, и стыдно, и смысла нет бороться против системы. Это могут понять только люди, проходившие службу. Нельзя порочить честь мундира. Этого никто не простит. Даже коллеги. Которые вроде бы тебя поддерживают, втихомолку шепчутся: «Сучка не захочет, кобель не вскочит», знаете, такая старая русская пословица. Так что если нет высокопоставленного папы, как у той несчастной девочки из Уфы, или богатого покровителя, то захочешь служить, будешь терпеть все» (https://vk.com/stopnasilie?w=wall-24795430_50441%2Fall),

«- Есть мнение, что это подстава, что девочка очень непростая. Вам известны случаи подобных подстав?

- Нет, неизвестно. Вот наоборот случаи – известны, и очень много. Я даже знаю одного из руководителей больших, по которому мы писали в ФСБ, в МВД. Он сейчас в МВД работает. Который точно так же изнасиловал дознавательницу, потом она от него ребенка родила. Он стал ей алименты платить, уговорил ее не подавать заявление. Каким-то образом все это дело замяли. Вот и все. То, что происходит в МВД, я это изнутри знаю, от сотрудников реальных.

Вообще, по мнению Пашкина, много подобных случаев просто не доходит до профсоюза, руководства и прессы» (https://www.kp.ru/daily/26902/3947399/).

*Анн и Серж Голон. Путь в Версаль: Второй роман из сер. «Анжелика» / Лит. пер. с фр. Ю. Хлебникова. – М.: СП «Творч. об-ние «Старт», 1991.

К слову, из той версии книги, которую я прочитала еще в школьные годы, выбросили сцену, где Дегре Анжелику, какую он якобы безумно любит, насилует (https://talifa88.livejournal.com/83864.html). Точнее – изменили ее до неузнаваемости, так что нельзя понять, насколько он говнюк, с удовольствием воспользовавшийся и ее суицидальным настроением, и своей силой, и компроматом, который он мог использовать против нее, чего она боялась и в этот момент, и после. Тем не менее:

«Мэтр Франсуа Дегре.
Персонаж романа Анн Голон «Анжелика». Адвокат Жоффрея де Пейрака, полицейский, друг Анжелики ...
Отношение к женщинам.
В делах любовных, как и во многом другом, не привык к роскоши, и она не прельщает. Холод, голод, нищета и розги наставников не способствовали воспитанию изысканного вкуса. Привык к кабакам и борделям. Все, что надо от девушки, — это чтобы она была славной животинкой, крепким, удобным предметом, который можно использовать, как захочется» (http://www.anngolon-angelique.com/wiki/fransua-degre/#i-5).

ДРУГ, ядрен батон...

P. S. Я, с тех пор как узнала о напечатанном ниже, указываю Сержа тогда, когда публикую кусочки из старых переводов, – чтобы всем, кто в теме, это сразу было ясно:

«Вклад в «Анжелику» моего мужа ограничился работой с историческими бумагами. Первая книга вышла в 1956-м в Германии лишь под моим авторством. А когда в следующем году готовилось издание во Франции, то литературное агентство настояло, чтобы на обложке было и мужское имя для солидности. Мне это было не важно — гонорар все равно оставался в семье. Но с тех пор сложилась ложная ситуация, когда книги об Анжелике подписывались двумя авторами — Серж и Анн Голон. В новом переиздании это недоразумение исправлено» (http://www.anngolon-angelique.com/ann-golon-sochinyat-anzheliku-mne-pomogali-rasskazy-russkoj-svekrovi/).