October 20th, 2018

"Игры"

Чтоб тебя все так «любили», Луи >:^{

Раз уж мне несколько дней назад вспомнился любимый момент из «Интервью с вампиром» (https://talifa88.livejournal.com/471031.html), я решила пробежаться по одноименной книге Энн Райс. Здесь вот https://www.litres.ru/enn-rays/intervu-s-vampirom/ можно бесплатно прочитать 114 страниц. Пробежалась по ним – и поняла, что книжный Луи (один из главных героев) мне еще противнее, чем киношный. Цитаты ниже – это его слова о том, как он относился к героине, которая (насколько я помню: целиком смотрела это кино только раз) в фильм не попала:

♠с. 86:

«Бабетта была для меня в своем роде идеальным человеческим существом»,

♠с. 89:

«– Я мог бы убить тебя прямо сейчас, понимаешь? – я шагнул к ней, решившись в отчаянии показать свое лицо. Она отпрянула и схватилась за ручку кресла, судорожно глотая воздух. – Не бойся. Уж лучше я умру, чем подниму на тебя руку. Умру, если ты не дашь ключ»,

♠с. 91:

«В глубине души, не облеченная в слова, во мне жила мысль о том, какой прекрасной и возвышенной могла бы стать наша дружба с Лестатом, как мало препятствий стояло на пути к этому и как много нас объединяло. Наверное, любовь к Бабетте навела меня на подобные размышления. Пропасть, разделявшую нас с ней, я мог преодолеть лишь одним способом – взять ее жизнь, слившись в последнем смертельном объятии, удовлетворить одновременно жажду любви и жажду крови. Но моя душа хотела познать Бабетту без убийства, не отнимая у нее ни минуты жизни, ни капли крови… я хотел невозможного»,

♠с. 93:

«Я все еще старался разобраться в своих чувствах к ней»,

♠с. 94:

«Меня неудержимо влекло к ней, но я знал, что стоит поддаться минутной слабости – и ее смерть станет неизбежной»,

♠с. 99-100:

«Вы должны понять – все, чего я хотел теперь от Бабетты, это просто общения. Это желание было сильнее всего, кроме, пожалуй, физической жажды… жажды крови. Я так хотел, чтобы она поняла меня и откликнулась, что в этот миг особенно глубоко почувствовал свое странное одиночество. Наши прежние встречи были коротки, но ясны, как простое рукопожатие. Взять ее за руку. И отпустить на свободу, только и всего. Протянуть руку помощи в минуту отчаяния. А теперь мы были по разные стороны баррикад. В глазах Бабетты я превратился в чудовище и не знал, как это исправить, хотя сделал бы все что угодно»,

♠с. 103:

«– Запомни! – крикнул я, обращаясь к ней. – Я мог бы убить тебя или позволить ему сделать это! Напрасно ты назвала меня дьяволом».

А потом они спрашивают, почему у тебя при словах «мужская любовь» начинает нервно подергиваться глаз. Потому что в начальной школе у меня от нее оставались синяки, пока родители со скандалом не выпытали, кто их мне оставил. Потому что мой отец не стесняется мимоходом напоминать мне под настроение, что он мог и может убить меня голыми руками, но даже и не избивал, как бы ему этого ни хотелось, и почему я этого не ценю (он считает, что любит меня больше всех, да)? Потому что и раньше, и до сих пор «мужская любовь» – это зачастую начало конца комфортной и счастливой жизни без мужчины, который так тебя любит, так любит, что едва удерживается от получения наивысшего наслаждения – твоего убийства. Но ведь удерживается, а ты, сучка, не ценишь! Убить тебя мало, ну да ладно, он сегодня добрый, живи! ☺♥
Музыка

Слушаю «God Help Me» Эмили – думаю про сожженных в гватемальском приюте тинейджерок

Их убили весной прошлого года, и да – убили не «несовершеннолетних», не «подростков» и не «детей» (привет, очередная попытка скрыть факт, кто чаще всего страдает от такого дерьма), а «тинейджерок»:

«В государственном детском приюте Девы Вознесения, расположенном в 20 минутах езды от гватемальской столицы, содержалось 800 девочек от 12 до 17 лет, хотя рассчитан он максимум на 500. Эти дети – из самых бедных, неспособных прокормить их семей, дочери родителей, отбывающих тюремные наказания, сироты и бывшие беспризорницы. Многим из них приходится делить с другими даже зубную щетку. Они неоднократно жаловались на голод, испорченную пищу, побои воспитателей и главное – на ставшие системой изнасилования и развратные действия со стороны учителей и сотрудников учреждения. Некоторые «арендовали» их за деньги внешним клиентам и практически всех принуждали к половому акту со взрослыми. За жалобы – избивали.

8 марта группа из 56 девочек попыталась организовать акцию протеста. Их заперли в комнате 4 х 4 метра. Какая-то из девочек подожгла матрас, чтобы вынудить персонал приюта открыть им двери. Персонал слышал происходивший внутри комнаты кошмар, но двери остались заперты. Результат: 41 сгоревшая и 15 тяжело обгоревших, но выживших» (http://levoradikal.ru/archives/16236 ; подробнее на английском языке см. об этом здесь, скажем: https://www.bbc.com/news/world-latin-america-39252990, https://globalhumanrights.org/41-girls-burn-hogar-seguro-fire-guatemala-trials-justice/).

[«Зато не аборт», ага. Заработай долговременные проблемы со здоровьем, рискни своей жизнью, роди ее в мучениях и отдай в жадные руки педофилов и сутенеров. А началась грустная история каждой погибшей с какого-то мужика, боготворящего свой член и вечно ставящего все его капризы выше благополучия женщин, детей и планеты в целом.]

И еще я, глядя на название приюта, думаю о том, что, в какую бы Высшую Силу вы ни верили, как бы вы к ней ни относились, и пример этих тинейджерок, и, собственно, вся женская история свидетельствуют, что на ее активное вмешательство мы рассчитывать не можем. Остается только последовать совету Жанны д’Арк: «На руанском процессе судьи-богословы задали ей точно такой же, по существу, вопрос: почему она пыталась бежать из плена, хотя была уверена, что ее спасет бог? В этом месте протокола допроса мы читаем: “Она сослалась на французскую пословицу: «Помогай себе, и бог поможет тебе»”»*.

А, да: грех здесь, скорее всего (объяснения Эмили к этой песне я не видела), про то чувство вины, какое преступники вешают на своих жертв, объясняя им, что они якобы плохие девочки, которые вечно напрашиваются, вводят в грех и не заслуживают ничего лучшего.



= «Боже, помоги мне! Я не представляю, как смогу жить вот так. И я не знаю, почему он трогает меня. Ты не хочешь пролить свой свет на меня и помочь мне? Ты не хочешь защитить меня и помочь мне? Боже, помоги мне. Поверь: это – не то, чего я хотела. Но нет – я не могу уйти, он крепко держит меня. Ты не хочешь пролить свой свет на меня и помочь мне? Ты не хочешь защитить меня и помочь мне? Я виновата или я просто дожидаюсь прилива, чтобы открылась правда? И если бы я получала доллар всякий раз, когда раскаиваюсь в грехе и снова совершаю его, сегодня я бы уже была на вершине мира. Сегодня я бы уже была на вершине мира.

ГОСПОДИ! Боже, помоги мне! Просто, может быть, я научусь помогать себе сама. Поговори со мной, не бросай меня: он меня сжигает. Ты не хочешь пролить свой свет на меня и помочь мне? Ты не хочешь защитить меня и помочь мне? Устраивайтесь поудобнее, вы все, это испытание. Бросайте свои камни, вредите, делайте свое грязное дело как можно лучше, весь мир – судья. Но это не сравнить с тем, что я сама делаю с собой, когда вас там нет. И если бы я получала доллар всякий раз, когда раскаиваюсь в грехе и снова совершаю его, сегодня я бы уже была на вершине мира. Сегодня я бы уже была на вершине мира.

Не заставляй меня выбирать, я слишком много могу потерять. Не заставляй меня выбирать, я слишком много могу потерять. Не заставляй меня выбирать, я слишком много могу потерять. Не заставляй меня выбирать, я чертовски много могу потерять! Потому что я с тобой и с тобой тоже. Потому что я с тобой и с тобой тоже. Боже, помоги мне. Боже, помоги мне. Боже, помоги мне... ГОСПОДИ, ПОМОГИ МНЕ!..» (https://www.azlyrics.com/lyrics/emilieautumn/godhelpme.html).

*В. И. Райцес. Жанна д’Арк. Факты, легенды, гипотезы. – Ленинградское отделение изд-ва «Наука», 1982.