October 16th, 2018

Впечатлительная

Заставь их пожалеть об этом, Клодия >:^{

Сторонники и сторонницы полной легализации репродуктивного насилия в отношении тинейджерок и женщин (да, я знаю, это слишком длинно, но противников и противниц абортов следует называть именно так, они специализируются именно на этом, а не на настоящей профилактике абортов, но я пока что не придумала вариант покороче –
и чтоб он цензурный был) всерьез предлагают женщинам сохранять нежеланную беременность в обмен на воздушный шарик и цветы (я не шучу: https://vk.com/myabortion?w=wall-74599974_70800). И вот, пока я о них думала, мне вспомнилось «Интервью с вампиром».

Этот фильм я смотрела всего раз – еще в детстве, вместе с родителями. [Нет, я не увидела в нем ничего такого, что испугало бы меня больше тех звуков, какие я могла бы снова услышать ночью после его просмотра: как за тонкой (будто бумага) стеной наш сосед избивает своих домашних, а никто из взрослых не вмешивается – то есть, значит, сделать ничего нельзя, да?] В нем мне понравился только один момент, который врезался в память навсегда. Про ярость главной героини, которую двое взрослых вампиров обратили (то есть сделали вампиркой) тогда, когда она была еще девочкой (а это значит, что она навсегда застряла в этом возрасте), когда она понимает, что она для них – игрушка, созданная и удочеренная из минутного каприза, что, когда она им наскучит, они ее выбросят из своей жизни с той же легкостью, с какой навязали ей свое общество, и что назад пути нет. Дело (с небольшими изменениями от меня) было так:






.

В остальном вампиры и вампирки этого киношного мира меня совершенно не впечатлили. Как и вампирская тема в целом. Точнее – та, какой она была до появления трилогии Вивиан Шоу, у которой они настолько другие, что можно понять главную героиню, которая лечит их, а не охотится за ними (https://talifa88.livejournal.com/454918.html).

P. S. Пробежалась по фильму, пока искала нужные кадры. Выбесила тема, с которой все начинается: «Ооооооооо, один из главных героев потерял жену! Она умерла в мучениях, рожая зачатого от него ребеночка, вместе с ребеночком! Давайте все дружно пожалеем чувака, который, прекрасно зная о том, что его минутное удовольствие может стоить ей жизни, решил, что его оргазм намного-намного важнее, и отказался от петтинга и мастурбации, с помощью каких мог сам сбросить напряжение, полностью защитив ее от всех рисков, связанных с беременностью и родами, и помочь ей сделать то же самое». Нет, я не буду его жалеть. Он любил не ее, а свои ощущения, какие мог получать с помощью ее тела, а также одобрение других мужчин, для которых подвергать риску жизнь «любимой» – развлечение и добродетель. И поэтому мне на его «страдания» насрать.