September 24th, 2018

Спасибо за комплимент!

Может, в 3-й книге Грета все-таки коротко подстрижется, как давно хотела? :^j

В самом начале «Странной практики» Грета, разглядывая себя в зеркале в особняке Ратвена, думает:

«Заглянув в него, она скорчила себе рожицу и заправила выбившиеся пряди волос. Они были по-скандинавски светлыми, подстрижены, как у Ференца Листа – до плеч, и такие шелковистые, что высвобождались из-под любого приспособления, каким бы она ни пыталась стянуть их сзади. Сегодня пряди уже готовы были выбиться из-под совершенно детской ленты. Грета постоянно собиралась подстричься коротко и не думать о них, но вечно не находила на это времени»*.

Учитывая, что сама создавшая ее Вивиан носит стильную и удобную короткую стрижку:


(https://twitter.com/ceruleancynic/status/1018697762181976064),

хотелось бы надеяться, что в последней книге своей трилогии она сделает Грете такой подарок. Неудобная прическа – пустая трата слишком большого количества времени и нервов, когда волосы мешаются в самый неподходящий момент, цепляются за все. Ну и безопасность, конечно. Книжная Беверли чуть не погибла потому, что Генри успел схватить ее, которая уже собиралась бежать, за ее длинные волосы (http://talifa88.livejournal.com/182129.html).

*Странная практика / Вивиан Шоу. Пер. с англ. Т. Л. Черезовой. – Москва: Эксмо, 2018.
Нет

Почему она промолчала? Потому, например, что не хотела получить срок за «клевету»?

Собственно, влиятельные мужики по всему миру ведут себя одинаково, как под копирку (потому как все существующие общества в той или иной степени до сих пор патриархатны), так что похожим образом могли бы запугать наказанием/наказать тинейджерку/женщину и в США, и где-то еще:

«Елена Иванова из ВКО, обвинившая экс-депутата в изнасиловании, сейчас проходит по нескольким делам в качестве свидетеля, соучастницы и подозреваемой. Об этом девушка рассказала в Алматы в офисе движения "НеМолчи", передает Zakon.kz ...

"... Меня изнасиловали рано утром, в рабочей одежде, в грязном помещении, идет стройка, я с первых дней просила защиты, вместо этого я почти 4 месяца находилась под домашним арестом, где на меня оказывали давление и требовали признать, что я вымогательница..."

Сейчас девушка опасается, что ее могут арестовать.

"Меня постоянно пытаются выманить в ВКО на следственные действия и допрос, но я не скрываюсь, я в Алматы даю показания, не прячусь, хотя у меня изъяли телефон и сейчас меня могут обвинить, что я скрываюсь от следствия ... Мы все знаем, что после ареста в СИЗО подозреваемые якобы заканчивают жизнь самоубийством. Хочу предупредить, что у меня нет намерений закончить жизнь самоубийством. Я по-прежнему обвиняю экс-депутата в изнасиловании и хочу справедливости", – сказала Елена Иванова» (https://www.zakon.kz/4912848-iznasilovannaya-zhenshchina-v-odnu.html?utm_source=web&utm_medium=chrome&utm_campaign=notification),

«В Восточно-Казахстанской области осудили девушку, которая обвинила экс-депутата в изнасиловании, сообщает портал yk.kz со ссылкой на пресс-службу областного суда. Елена Иванова – фигурантка громкого дела по обвинению ее начальника, бывшего депутата Ержана Скакова, в изнасиловании. Скаков был оправдан, факт насилия доказан не был. После этого в отношении самой Елены и родственника бывшего депутата Оразбека Катпанова было возбуждено уголовное дело: девушка обвинялась в ложном доносе, а он – в организации этого доноса. Дело рассматривалось в Шемонаихинском районном суде. Иванова и Катпанов были признаны виновными. Девушку приговорили к трем годам ограничения свободы, а Катпанов получил 3,5 года лишения свободы» (https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/obvinivshaya-eks-deputata-iznasilovanii-devushka-osujdena-350114/),

«‘Я хочу сказать, что сегодняшний приговор суда по статье 419 части 3 УК РК, где меня признали виновной и дали условный срок на три года, был нечестен, я ни в чем не виновата. Изнасилование было, просто взрослые мужчины воспользовались мной и делали за моей спиной деньги’, – сказала Елена.

Девушка заявила, что будет продолжать «бороться» вместе с руководителем движения «Не молчи» Диной Смаиловой, чтобы доказать вину бывшего депутата ...

Общественница утверждает, что свидетели отказывались от показаний под давлением и что потерпевший в деле о ложном доносе в трех уголовных делах давал разные показания» (https://www.nur.kz/1744142-vzroslye-muzciny-ispolzovali-mena-osuzdennaa-za-donos-ob-iznasilovanii-v-vko-video.html),

«В Казахстане порицают решивших заговорить жертв изнасилования. Тот факт, что Елене Ивановой дали три года ограничения свободы за "клевету", – один большой плевок казахстанского правосудия в лица всем женщинам, живущим в этой стране.

Лена пыталась наказать своего насильника, каким бы влиятельным и страшным ни был Скаков, и идет в этом деле до конца, несмотря на порицания, угрозы и преследования. Мы восхищаемся ею. На месте Елены Ивановой может оказаться любая из нас.

В Казахстане существуют традиции и устои, нарушающие права женщин и позволяющие уходить безнаказанными совершившим сексуальное, бытовое и психологическое насилие над девочками и женщинами. Устои эти закреплены на законодательном уровне статьями 65, 67, 68 – при "деятельном раскаянии" и "примирении сторон" изнасиловавший ребенка педофил и любой изуродовавший женщину мужчина может уйти от наказания, имея связи или сумев надавить на свою жертву при помощи угроз или осуждения родственников. Где лежит грань, за которой наступает "деятельное раскаяние" за содеянное, и можно ли извиниться за нанесенный ущерб – за посттравматическое стрессовое расстройство, потерю ощущения безопасности, утерю базового доверия к миру, страх, кошмары, урон здоровью и психике и многие другие проблемы, которые зачастую на всю жизнь остаются с жертвами изнасилования?

Во множестве случаев заявления об изнасиловании и избиении не подаются и вовсе, потому что "уят", потому что 8 из 10 жертв изнасилования знали своих насильников – и это были отцы, дяди, дедушки, соседи и учителя.

В Казахстане лишь 10% заявлений об изнасиловании доходят до уголовного наказания – и это ДОЛЖНО ИЗМЕНИТЬСЯ.

Мы хотим жить в безопасном мире, потому что это они – совершающие изнасилования намеренно (потому что "случайно" совершить его нельзя) – должны сидеть в клетках, а не мы – женщины, живущие в этой стране – бояться ходить по улицам, вглядываться со страхом в лица знакомых и незнакомых мужчин и следить за тем, чтобы не допустить "лишнего", потому что для кого-то этого может быть достаточно, чтобы надругаться над нами, а для других – чтобы оправдать насильника, тирана или убийцу» (https://vk.com/wall-127984520_275).