September 13th, 2018

Цирк

Когда противник и противница абортов возвращаются с собрания в защиту...

...безоговорочной легализации репродуктивного насилия:





(из нового «Оно»).

Бог в помощь, Бен. Если выживешь, не забудь после поблагодарить их за то, что люди вроде них заставили женщин родить поймавшую тебя компанию.
У нас проблема

Что общего у картофелины и эмбриона

Для меня проблемы спойлеров не существует вообще. Я из тех, кто спокойно может открыть последнюю главу, чтобы узнать, чем дело кончится, и уже потом прочитать все остальное. Поэтому, когда я увидела книгу, обещающую (как указано на обложке) рассказать, как растения «охотятся, расправляются с противниками и умеют любить, обожают общаться друг с другом, видят, нюхают, ощущают вкус и переваривают пищу», «бывают честными и не очень, очень любят поспать и видят сны»*, я сразу открыла заключение и нашла абзац, какой интересовал меня больше всего:

«Необходимо подчеркнуть, что признание за растениями определенных прав не означает, что мы ограничиваем себя в их использовании, как признание прав животных не означает их удаление из пищевой цепи или запрещение всех экспериментальных исследований»*.

Это к слову про один из самых любимых аргументов противников и противниц веганства: «Животных вам, значит, жалко, а картошечку и морковку нет? А им, может, тоже больно, они тоже плачут и хотят домой к маме, а вы их безжалостно убиваете, шинкуете – и в суп! УБИЙЦЫ!!!» Логика такая: растения тоже могут испытывать боль, а значит, в плане этики нет особой разницы, убивать ли и есть животных или кого-то из растительного мира. И это чертовски похоже на то, о чем говорят сторонники и сторонницы легализации репродуктивного насилия, выступая за полный запрет абортов: мол, эмбрион тоже чувствует боль, как и мы, поэтому в плане этики нет особой разницы, сделать ли аборт или убить уже существующих детенышку или детеныша.

Вот здесь http://veg.1bb.ru/viewtopic.php?id=35 опубликовали длинный ответ на Растениям-Тоже-Больно-Жуй-Камни-Гы-гы, откуда я выбрала самый важный для этого поста кусочек:

«Некоторые опыты с растениями показывают нам, что они реагируют как на гнев, так и на проявления заботы. Никто не спорит, растения живые, но нужно довериться очевидному: всё есть Жизнь во Вселенной, а значит всё может чувствовать. Но утверждать, что менее развитое существо обладает такой же чувствительностью, как и более развитое существо, это всё равно что отрицать эволюцию. Если растения и чувствуют некий убыток, то очевидно не ощущают его так же остро, как животные.

Вопрос: без чего человек может обойтись, а без чего умрёт? Даже если предположить, что растения чувствуют боль, то их употребление в пищу ведь является насущной НЕОБХОДИМОСТЬЮ (в отличие от употребления в пищу животных). Убийство растений (к плодам понятие "убийство" вообще нельзя отнести) – мера вынужденная, ибо без употребления растений человек просто не сможет жить ... А без мяса не только сможет (если он только не потомственный чукча), но и живёт ДОЛЬШЕ!»

Все жестоко и просто: есть растения, которые, если и чувствуют боль, явно этого не показывают; есть животные, которые плачут, сопротивляются, кричат, пытаются защитить своих близких, скучают по ним; есть мы, которым нужно что-то есть. Пока мы не научимся как-либо извлекать все необходимое нам для жизни из животных и растений максимально бережно, не убивая их, всегда придется выбирать, кого больше жалко. Картошечка и морковка не кровоточат, не вопят от боли. Яблоко не шарахается от меня, когда я, игнорируя его, лезу в холодильник за апельсином. Так что, если кому хочется считать это убийством, – ОК, считайте. Я предпочитаю убивать растения, а не животных. И хочу, чтобы у меня, когда я прихожу в магазин, была возможность купить себе качественную растительную пищу всякого рода – начиная от зеленого горошка и заканчивая веганскими пирогами.

И то же самое относится к проблеме абортов. Между эмбрионом и детенышкой/детенышем такая же разница, как и между картофелиной и хрюшкой. По текущим данным, «человеческий зародыш не может чувствовать боль до 24 недели жизни» (https://www.infoniac.ru/news/plod-ne-mojet-chyvstvovati-boli.html), «так как нервные окончания в мозгу находятся в стадии формирования и не могут воспринимать болевые сигналы. Этот процесс завершается только к 24 неделям беременности» (https://www.gazeta.ru/science/2010/06/28_a_3391467.shtml, https://www.thetimes.co.uk/article/human-foetus-feels-no-pain-before-24-weeks-pvb79v6w60m). Но, может, мы ошибаемся? Может быть. Что мы знаем точно – тинейджерка/женщина, которую насилуют, заставляя сохранить нежеланную беременность, выносить и родить ребенку/ребенка, испытывает ЧЕРТОВСКИ сильную боль (как ментальную, так и физическую) и может умереть во время или после родов. Или здорово покалечиться. [Это очень точно сравнивают с принудительным изъятием органов для трансплантации. Как бы вам понравилось жить в мире, где любого мужчину, от какого вы так или иначе зависите/какого вы любите, в любую минуту могли бы забрать и распотрошить, чтобы спасти жизнь кому-то, кто вам совершенно безразличен?] И что мужчины создали такие условия, в каких могут навязывать всеми неправдами свой секс женщинам и принудительно оплодотворять их, зачастую не желая ничего слышать ни о презервативах, ни о вазэктомии, ни о взаимной мастурбации как сексуальной практике, позволяющей вообще не беспокоиться о возможной беременности. Есть она, способная испытывать боль, мечтать, радоваться и грустить. Есть эмбрион, которому все безразлично и который ограбит ее настолько, насколько сможет, как бы это ни повредило ей (не по своей воле, конечно, какой у него пока нет, но ей-то от этого не легче). Сделав аборт, можно потом родить. Или посвятить себя какой-либо работе с детьми. Или найти одинокую маму и помогать ей заботиться о ее малышке/малыше. Родив, назад уже ребенку или ребенка, способных испытывать ОЧЕНЬ сильную боль, никакими силами не засунешь. Раз и здесь надо выбирать, я выбираю ее. И если кому хочется считать аборт убийством, я скажу, что это – убийство из самозащиты, а не из развлечения или желания почувствовать себя божеством, решающим, кому жить, а кому – умирать. Пока мы не научимся пересаживать эмбрионы из женщин, каким они совершенно не нужны, в «защитников и защитниц Жизни», которые (несомненно!) захотят доказать свою любовь к эмбрионам подобной операцией, всем и всегда придется делать такой выбор.

*О чем думают растения / Стефано Манкузо, Виола Алессандра [пер. с англ. Т. П. Мосоловой]. – Москва: Издательство «Э», 2018.