May 6th, 2018

Спасибо за комплимент!

Когда узнала, что женского аналога Афона* не существует...

...и что в ЛЮБОЙ женский монастырь могут прийти епископ/священник с диаконом (просто потому, что женского священства в православии нет), а также спонсоры, помощники и не только они**:


(это леди Джейн, которую в свое время убили за то, что она «не в меру была любопытна», и которая стала после этого привидением, а также – единственная из всех героинь и героев фильма «31 июня», кто мне всегда нравилась).

*http://talifa88.livejournal.com/133943.html

**«Подобные правила имеются и для женских обителей. Запрещается входить и оставаться на ночлег внутри монастыря любому мужчине (женатому или неженатому, мирянину или монаху), независимо от его возраста, а также погребать мужчин в ограде монастыря. Исключения делаются в следующих случаях: 1) посещение один или два раза в год близкими родственниками; 2) посещение врачом столько времени, сколько необходимо для лечения; 3) пребывание священника для совершения литургии и других Таинств. Обычно иерей, старец преклонного возраста, останавливается в домике вблизи монастырских ворот; 4) посещение местным епископом для выполнения канонических пастырских обязанностей; 5) посещение мужчин для производства некоторых работ, которые не под силу монахиням по естественным причинам, например – строительные и связанные с ними работы, погребение и тому подобное; 6) посещение мужчинами богослужения в праздничные дни» (http://www.stsl.ru/lib/book9/book9-pril1.htm). Проходной двор какой-то получается, а не женский уютный островок.
У нас проблема

Оно радуется потому, что знает: так не сделать одной

Еще одна (https://talifa88.livejournal.com/361222.html) причина, по которой Пеннивайз в новом «Оно» выбрал именно Беверли:

.

В фильме этого нет, а в книге Пеннивайз так реагирует на попытку матери Эдди защитить своего мальчика от «шлюхи» Беверли (https://talifa88.livejournal.com/368959.html) и остальных, которые бросили вызов главному школьному садисту, из-за чего тот сломал Эдди руку:

«‘Если вы думаете, что войдете туда, вам следует еще разок хорошенько подумать!’ – кричала его мать, и теперь клоун, который все это время тоже провел в комнате ожидания (но сидел в углу и до этого момента прикрывал лицо иллюстрированным журналом «Лук»), вскочил и принялся беззвучно аплодировать, быстро сводя и разводя руки в белых перчатках. Он прыгал и плясал, прошелся колесом, сделал сальто назад, пока миссис Каспбрэк кричала на таких же, как Эдди, Неудачников ... Клоун оставался невидимым для всех, кроме Эдди ...

Клоун скакал, прыгал, садился на шпагат, стоял на одной руке. Улыбка его становилась совсем уж настоящей, и в своем сне Эдди осознал, что именно этого клоун, разумеется, и хотел – вбить среди них славный большущий клин, развести их в стороны и уничтожить малейший шанс на совместные действия. Охваченный мерзким экстазом, клоун сделал двойной кувырок и сочно чмокнул его мать в щеку»*.

Эх, такое роскошное выступление – и все зря:

«Вечером, когда Билл и остальные Неудачники пришли в больницу, опять собирался дождь. Эдди не удивился их появлению. Знал, что они вернутся ...

Билл зашел первым, за ним – Ричи, Беверли и Стэн, Майк и, наконец, Бен ...
Он видел в <их лицах> то самое, что мать днем увидела в его лице: такое странное сочетание силы и беспомощности»*.

*Оно. Стивен Кинг. Пер. с англ. В. А. Вебера. – Москва: Издательство АСТ, 2017.