March 28th, 2018

Музыка

Песня Джуди Коллинс «Хлеба и роз»

По мотивам того, о чем говорится здесь:

«Больше ста лет назад работницы в США принялись бунтовать. Они устраивали забастовки, они выходили на улицы с демонстрациями, их били и заталкивали в полицейские машины, развозили по участкам, они выходили снова. Чего они требовали? Например, десятичасового рабочего дня. Нет, они не сошли с ума, конечно, восемь лучше. Но вообще-то их рабочий день длился дольше десяти часов, а оплачивался часто хуже мужского – за ту же самую или аналогичную по нагрузке работу.

Требовали безопасных условий труда. На одном из пожаров сгорело 146 женщин, потому что начальство взяло и заколотило пожарные выходы – чтобы работницы не пытались улизнуть до окончания полных 12 часов работы. И вообще безопасность на рабочем месте не обеспечивалась никак. Работницы чахли от токсичных красок или постоянного вдыхания пара, например...

На одном из маршей за права, 8 марта 1912 года, демонстрантки распевали песню “Хлеба и роз”. Хлеб символизировал выживание. Розы – то, что человеку, женщине, нужно в жизни нечто большее, чем выживание. Именно поэтому изначально 8 марта могли женщине подарить цветы. Букетик роз был зримым воплощением того, что в песне сказано символически» (https://pics.ru/tsvety-vosmogo-marta).

И здесь:

«Женщины на верхних этажах оказались в ловушке (пожарные выходы были заколочены снаружи, чтобы работницы не выходили), пожар унес 146 жизней, по большей части женщин в возрасте между 13 и 25 годами, многие из которых были недавними эмигрантками.

Работодателей судили; один был оштрафован на 20 долларов. С семьями погибших женщин договорились о выплате 75 долларов за смерть» (http://womenation.org/bread-and-roses/).


= «Когда мы маршируем, маршируем в такой прекрасный день, миллионы мрачных кухонь, тысячи серых фабричных чердаков освещаются сиянием внезапно показавшегося солнца, потому что люди слышат, как мы поем: «Хлеба и роз! Хлеба и роз!» Когда мы маршируем, маршируем, мы сражаемся и за мужчин. Ведь они рождены женщинами – и мы снова позаботимся о них. Наши жизни не должны быть страданием с рождения и до самой смерти. Сердца нуждаются в пище точно так же, как и тела. Дайте нам хлеб, но не забудьте и про розы! Когда мы маршируем, маршируем, плач бессчетного числа мертвых женщин слышен в нашем пении. Их древний зов про хлеб, ремесло, любовь и красоту, что знали их каторжные души. Да, мы сражаемся за хлеб – но и за розы тоже! Когда мы маршируем, маршируем, мы приближаем к себе лучшие дни. Восхождение женщин означает восхождение всего человечества. Больше никаких ломовых лошадей и бездельников – когда работу десятерых присваивает один. Но у всех равный доступ к благам жизни: хлебу и розам, хлебу и розам! Наши жизни не должны быть страданием с рождения и до самой смерти. Сердца нуждаются в пище точно так же, как и тела. Хлеба и роз! Хлеба и роз!» (https://www.azlyrics.com/lyrics/judycollins/breadandroses.html).
Any different

Не забудем. Сделаем правильные выводы

Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев):

«…мы должны понимать, что каждый аборт — это преступление не только против личности человека, но, в каком-то смысле, преступление против государства. Ведь мы живем в огромной стране, у нас бескрайние просторы. Но кто будет эти просторы защищать, кто будет осваивать, если наше население будет уменьшаться? Кто будет защищать наши границы? Зачем нужны будут эти несметные богатства и природные ресурсы, если некому будет ими пользоваться?..» (http://www.patriarchia.ru/db/text/4396347.html).

Сергей Агарков («пришел на митинг с женой; в руках они держали портреты своих детей, Кости и Маши. Бабушка повела их в кино по случаю начала весенних каникул; все трое погибли»):

«Нам говорят по телевизору, что мы живем в самой богатой стране. Но пламя, в котором горели наши дети, приехали тушить необученные пожарные и эмчеэсники на спецтехнике 1980-х годов, без вертолетов, без достаточного количества масок, без оборудования. Где же наше богатство?.. Дети на верхних этажах кричали, что им не хватает воздуха, они просили их спасти. Но вы даже не расстелили нужное количество тентов под окнами! Моя мать оказалась в очаге пожара и сгорела заживо, дочь сгорела полностью» (https://meduza.io/feature/2018/03/27/my-vse-zaperty-v-etom-zooparke).

Ольга Лиллевяли («приехала к «Зимней вишне» сразу после того, как муж сообщил ей, что дети погибли»):

«Пока пожар шел, мы шесть часов стояли на улице, вообще никто к нам ни разу не вышел!.. Торговый центр был оцеплен полицией с половины шестого. Полицейские вели себя крайне агрессивно. Мы бегали через улицу то взад, то вперед, пока эта „Вишня“ горела, нас не подпускали, ничего не объясняли. Над зданием валили клубы дыма, наши дети горели, а мы просто наблюдали» (https://meduza.io/feature/2018/03/26/nashi-deti-goreli-a-my-prosto-nablyudali).

Президентка Центра защиты прав животных «ВИТА» Ирина Новожилова (комментируя то, что во время пожара в торговом центре «Зимняя вишня» погибли все зверушки контактного зоопарка «Ребятам о зверятах»):

«Животные, доведенные до крайности, часто сбегают и попадают в технические зоны, где есть проводка. Это может привести к возгоранию. Более того, зоопарки организовывают рядом с кафе, получается, солома и шерсть находятся бок о бок с нагревательными приборами... В чрезвычайных ситуациях животные часто становятся жертвами. У них нет шансов, их не спасают. До этого они мучаются и погибают так же мучительно» (https://riafan.ru/1040677-minprirody-otkladyvaet-prinyatie-zakona-o-zaprete-kontaktnykh-zooparkov).

Григорий Ревзин, «архитектурный критик и журналист», про торговые центры вообще:

«Для привлечения потока требуется постоянное обновление интерьера – нужно создать визуальное событие. Это бесконечный поток временных экспозиций, временных материалов, аттракционов, новой мебели, новых отделок. Они временные, поэтому дешевые, поэтому пожароопасные. И их нужно все время менять на новые для привлечения внимания. Плюс это тонны пожароопасной упаковки, мусора, в основном — пластика. Это склады с порохом, в которых людей как сельдей в бочке. Для того, чтобы люди могли безопасно находиться в таких местах, они должны быть подготовлены, обучены, внутренне сконцентрированы — как на опасном производстве. Но тут-то все дело в том, что вам продают релакс, развлечение, расслабленность, комфорт. Заставить людей расслабляться в режиме опасного производства невозможно.

Представьте себе те же торговые и развлекательные площади в первых этажах вдоль улиц. Пожар не создал бы никакой опасности для людей — они бы просто выбили окна витрины и вышли на улицу» (http://www.pravmir.ru/grigoriy-revzin-davayte-zapretim-stroitelstvo-torgovyih-tsentrov-v-gorodah/).

UPD. Вот еще любопытная статья в тему: «Каждый гарнизон выживает как может. Пожарный о системе изнутри» (http://www.pravmir.ru/kazhdyiy-garnizon-vyizhivaet-kak-mozhet/).